Новости

Новости Йошкар-Олы

19:00 7.08.2013

Йошкар-Ола вне стиля – Анатолий Галицкий

Профессиональный взгляд мастера своего дела — архитектора Анатолия Галицкого — в эксклюзивном интервью ИА «МариМедиа» о современном облике родной Йошкар-Олы.

Постепенно уходит в Лету Йошкар-Ола советской эпохи. Возможно, многие из нас уже давно позабыли, а некоторые и вовсе не знают, кто строил дом «бабочку», всем известный «кривой» дом — один из главных ориентиров привокзальной части марийской столицы, или здание Республиканского кукольного театра, одиноко стоящего посреди современных офисов Казначейства и Пенсионного фонда на фоне набережной, одетой в мрамор.

Эти архитектурные творения 80-ых — работы Анатолия Галицкого — некогда главного архитектора ОАО «Маригражданпроекта». Но он бывший только на бумаге. Потому что в душе по-прежнему предан своему делу, с профессиональным интересом наблюдает за архитектурным преображением родной Йошкар-Олы и с ностальгией вспоминает о жарких трудовых буднях в достойной команде проектного института. Как выбивались деньги в чиновничьих кабинетах, а в голове все время крутились оригинальные строительные проекты.

Об этом и о многом другом в эксклюзивном интервью в преддверии Дня города ИА «МариМедиа» рассказал Анатолий Галицкий.

ММ: Анатолий Игнатович, скоро йошкаролинцы будут праздновать День рождения своей любимой Йошкар-Олы. В связи с этим хотелось поговорить с вами на тему ее современного внешнего облика.

А.И.: Мне нравится, что много нового строится в нашем городе. Мы всегда об этом мечтали. В годы моей работы не хватало денежных средств на финансирование всех архитектурных идей. Поэтому многие проекты остались на бумаге. Например, делали чертежи Марийского театра оперы и балета, здание филармонии и Ледовый дворец спорта. При советской власти львиная доля бюджета уходила на оборону страны, а на архитектуру и строительство оставались буквально крохи. То, что удалось сделать — в частности русский драмтеатр и театр кукол, — далось с величайшим трудом.

Приведу наглядные примеры. Когда мы задумали строительство Академического русского театра драмы им. Г. Константинова в 1984 году, столкнулись с большими трудностями и приключениями. Сжатого бюджета — около трех миллионов рублей — крайне не хватало на реализацию проекта, но все же уложились. Тогда как в Чебоксарах на возведение аналогичного здания было потрачено 7,5 миллиона рублей, в Уфе — 12 миллионов, Казани — около восьми миллионов. Однако если вы бывали в тех театрах и в нашем, невооруженным глазом замечали превосходство последнего. Марийские артисты часто ездят на гастроли и гордятся драмтеатром им. Г. Константинова. В зале бесподобная акустика. С любого места — 600 кресел в зале и 200 на балконе — слышимость и видимость отличная. Чего нельзя сказать про другие театры, построенные в 80-ые в Барнауле, Улан-Удэ, во Владивостоке и т. д.

фото: sutochno.ru

ММ: Расскажите, как удалось построить Республиканский театр кукол за год до падения СССР? Об этом ходят целые легенды. Хотелось бы услышать правду из первых уст.
А.И.: Те же трудности возникли в 1989 году при строительстве Республиканского театра кукол. Его несколько коллективов — марийская, русская труппа и молодежный театр — ютились в деревянном строении в центральном парке культуры и отдыха. Там было очень тесно, но денег на новый проект никто не давал. Тогда я предложил написать письмо Совету министров СССР с просьбой выделить городу 800 тысяч рублей. В то время аналогичные театры обходились в три миллиона. Мы знали, что если попросить миллион — точно не дадут, вот и решили схитрить. Письмо от имени Совета министров Марийской АССР отправили в Москву.
Через некоторое время пришел ответ, что проект одобрен, деньги выделены. Мы не могли поверить своему счастью, что можем начать проектирование целого театра. Чертежи уже находились в рабочей стадии, поэтому мы немедленно приступили к доработке.
Однако после их сдачи строительство никак не начиналось. Написали письмо референту при ЦК КПСС по театральным делам Образцову. Как сейчас помню: поступил звонок нашему правительству «сверху» и строительство театра началось прямо зимой, в сильный мороз. Полученных денег хватило лишь на так называемую «коробку» здания, а с отделочными работами пришлось туговато — помогли руководители заводов.

фото: yandex.ru

Отмечу, что прежде чем начать строительство, я побывал в командировках в Рязани — там стоимость театра обошлась в 4,5 миллиона рублей, Воронеже — 7,5, Казани и других городах нашей страны, чтобы перенять опыт. Наш театр был лучше всех. Более того, в два, а то и в три раза дешевле. Коллеги были потрясены. Не менее интересно проходила работа и над проектами ДК В. И. Ленина, ХХХ-летия Победы, микрорайона «Сомбатхей».

фото: yandex.ru

фото: yolaportal.ru

Так что очень многое зависит не только от чиновников, но и от гражданской позиции самого архитектора. Если он заинтересован в том или ином проекте — горы свернет. Архитектор должен быть не просто талантливым, а болеть за свое дело — просить, уговаривать.
Вот это несколько слов о том, как раньше строился город. Теперь сравните с сегодняшним днем — в строительстве вращаются огромные деньги. В Марий Эл восстановлено большое количество церквей на сотни миллионов рублей. Раньше мы не могли себе такого даже представить.

ММ: Что вы не успели построить?
А.И.: Мне не удалось воплотить в жизнь блестящий проект Ледового дворца. Страна уже катилась в пропасть, и властям было не до дворцов.

ММ: Какие из последних новостроек вам по душе больше всего как почетному жителю и с точки зрения одного из корифеев своей профессии. Что хотелось бы исправить?
А.И.: Радует появление таких объектов, как ледовые дворцы, Дворец водных видов спорта и Водный дворец. Только, по моему мнению, гораздо удобнее и полезнее для горожан было бы их разместить не в одном месте, а, допустим, на ул. К. Маркса и в Дубках или девятом микрорайоне, где проживают десятки тысяч йошкаролинцев. Такого добра там нет.
Кроме того, при строительстве того или иного здания следует все-таки проводить конкурсы на лучший проект. Эта мировая практика в нашей республике почему-то не используется. Когда хотят сделать что-то очень хорошее, проводят отбор. В Москве существуют международные конкурсы. Так, за право возведения объекта «Москва-Сити» боролись и англичане, и американцы, и японцы. На мой взгляд, если вкладывать деньги, то разумно.
В Йошкар-Оле не проводится ни одного конкурса: «Маригражданпроект» занимается проектированием, «Маригражданстрой» и ряд частных организаций, в том числе из Чувашии, строительством. До поры Геннадий Александров был самым крупным застройщиком в республике.

ММ: Анатолий Игнатович, какие объекты еще вы успели создать в последние годы работы, помимо мемориала жертвам репрессий?
А.И.: Я спроектировал учреждение Казначейства на ул. Карла Маркса, также соседнее трехэтажное здание «Агропромстроя». Отмечу, что в конце 90-ых — начале 2000 годов практически ничего не строилось в связи с политическими перестановками и экономическим упадком в стране. На долю «Маригражданпроекта» выпало тяжелое время — заказов было очень мало.
Уже в последний, 2007, год работы я участвовал в проектировании здания Национальной художественной галереи и Ледового дворца «Марий Эл».

ММ: Реконструкция центральной части Йошкар-Олы успешно продолжается: многое из того, что за пять лет назад было лишь в проектах и макетах, сегодня стало частью городского облика. Но одним горожанам не нравится гранитная кладка, которая считается излишеством, другим — памятники и скульптуры. Скажите свое экспертное мнение, что нужно убрать, добавить или что «режет» глаз.
А.И.: Изобилие скульптур и памятников для городской среды — это замечательно. Они создают облик города. Без этих элементов он смотрится очень бедно. Взгляните на северную столицу Санкт-Петербург — сколько там исторических памятников, всевозможных монументов и скульптур. Все они не лишние. Возможно, многие жители не довольны, что ставят не тому, кому надо. Голоса недовольных и возмущенных звучали всегда. Об этом много можно спорить. Согласитесь, угодить всем сложно. Преображение столицы региона — главная заслуга местных представителей власти, во главе которых стоит Глава Республики Марий Эл Леонид Маркелов.
Те памятники, которые появились в Йошкар-Оле за последние несколько лет, мы не могли поставить за полвека — памятники Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II, отцу Леониду, первому царевококшайскому воеводе Оболенскому-Ноготкову, святым Петру и Февронии, чете Грейс Келли и принцу Монако Ренье III.

Автор фото: Анна Шестакова

Что касается последней скульптуры, она оказалась не в том месте, где планировалось изначально по проекту. На месте нового театра кукол на Патриаршей площади должен быть расположен Дворец бракосочетания в одном ансамбле с Петром и Февронией на ладье. Однако проект по какой-то причине перевернули и получилось наоборот: они оказались возле театра, а заморская чета — рядом с ЗАГСом. Хотя эти две пары — символы любви и верности — планировалось поставить рядом.

фото: dimanets.livejournal.com

По всей видимости, произошла ошибка в масштабах — детский театр кукол не помещался в конце набережной (при. ред. — там, где сейчас расположено здание нового городского ЗАГСа), поэтому его переместили на другую сторону, поменяв местами с дворцом. Вообще скульптуры у нас почему-то монтируют до начала строительства самого здания. Так, камни Благовещенского храма были заложены, лишь после установки скульптуры «Дева Мария с младенцем Христом». Еще одно замечание: памятник Алексию II на общем плане набережной теряется. Думаю, его место установки необходимо было бы уточнить — например, «прикрепить» к зданию телевидения.

фото: fly.ru

фото: mincult12.ru

Я очень рад, что появилась такая великолепная набережная. Мы мечтали о ней, но денег не было. Правда, добавил бы в ее облик зелени, по образу набережной Волгограда или Чебоксар. Сегодня в мировой архитектуре максимум внимания уделяется «зеленой архитектуре». Россия, как это часто бывает, сильно отстает в этом плане. То же самое относится и к Часовне храма Успения Богородицы из цветного кирпича. Она не вписывается на фоне серого 12-этажного кирпичного дома. В сквере с зелеными насаждениями около здания «Мариэнерго» смотрелась бы намного лучше и уютнее. Как я уже говорил, для этого и нужны конкурсы, чтобы выбрать самый лучший чертеж и рассмотреть все варианты расположения строения.

ММ: Анатолий Игнатович, во что можно преобразовать огромный недостроенный торговый комплекс на берегу Малой Кокшаги?

Автор фото: Ivan Petrov

А.И.: Когда спрашивалось согласие архитекторов города на его строительство, все были против из-за грузового транспорта, который поставлял бы товары в планируемые магазины. Предстоящая нагрузка не была рассчитана на улицы Сомбатхея. Однако чиновники одобрили проект. В момент строительства началась суматоха с подготовкой к 1000-летию Казани. Московские застройщики отправились туда. В итоге здание простояло два года. За это время появился «Евроспар» и другие торговые центры. Заказчики раздумали строить невыгодный проект. Горадминистрация выкупила здание и решила перепрофилировать его в поликлинику. Перед ними встала задача — разделить цельное монолитное строение на две части. Работы были начаты, но пока, как видно, прекратились.

ММ: Каково качество новых зданий, возводимых в городе?
А.И.: Возвести здание реально не только быстро, но и качественно. Все зависит от рук, которые его строят. Если уже на первый или второй год после сдачи объекта в эксплуатацию начинает портиться облицовка или внутренняя отделка здания, это значит, что была нарушена технология строительства. Вообще само кирпичное здание может простоять от 150 и более лет. Этот материал долговечен. Косметический ремонт со временем, конечно, требуется.

ММ: Удачно ли вписывается в общий пейзаж Йошкар-Олы необычная флорентийская архитектура?
А.И.: Современный внешний облик Йошкар-Олы — это смешение разных архитектурных стилей. Такие здания в профессиональных архитектурных кругах называются «вне стиля». Подобный прием допустим, но нежелателен. Образ города считается единым и цельным, если выполнен, к примеру, в стиле 15, 16 веков либо в русском стиле. В противном случае компиляция нескольких эпох в строительстве у людей вызывает критику.

ММ: Торговые центры вырастают как грибы. Это плохо для городской инфраструктуры?
А.И.: В советское время учитывалось, какое количество горожан будет обслуживаться в том или ином универмаге, магазине, детском саде, поликлинике и т. д. Соблюдались четкие нормы. Сегодня торговые центры в буквальном смысле заполонили город. Только все они полупустые, потому что выручки предприниматели не получают. Посудите сами, зачем рядом с ТЦ «21 век» нужно было организовывать торговлю в «ЦУМе». Та же ситуация с торговым центром «Ступени», «Гранд-сити», в которых в аренду сдаются пустые торговые площади. Они изначально были нерентабельными. Таких примеров достаточно. Это делается в интересах и в угоду бизнесменов-застройщиков, но так строить города нельзя. Причем все основные строительные объекты расположены в центре Йошкар-Олы. Почему их не строят для удобства горожан в Дубках или девятом микрорайоне. Потому что для этого надо знать жизнь и проблемы города, связи между микрорайонами. Мэрия тоже должна быть озабочена этим и на карте регулировать, где и какие инфраструктуры необходимо добавить. Таким образом, создать обоснованную систему города. Сегодня никто об этом не задумывается.

ММ: Гостиница «Йошкар-Ола» канула в Лету. Что появится на ее месте?

фото: fv-tour.ru

А.И.: Я очень сожалею об этом. Она была построена московскими архитекторами — кирпичное здание, усиленное стальной арматурной сеткой с бетонными и монолитными перекрытиями. Это здание могло бы простоять около 300 — 500 лет. Именно поэтому это долговечное строение сносили шесть месяцев подряд, что обошлось в сотни миллионов рублей. В сегодняшний облик марийской столицы его можно было бы вписать достаточно гармонично — сделать облицовку фасада металлическими легкими и прочными пластинами золотого или серебряного цвета, либо «одеть» в гранит или мрамор.
Гостиница «Йошкар-Ола» была бы самым высоким зданием в центральной части города — своеобразным ориентиром, который должен быть. Сейчас его нет, вокруг одни трех — четырехэтажные здания. Город потерял столичный масштаб, а четыре этажа — это райцентр.
Говорят, на месте бывшей гостиницы строят Музей истории республики.

ММ: Может прийти время, уберут и так называемый «кривой» дом, который вы строили и где находится ваша мастерская...
А.И.: Начнем с того, что сейчас идет разговор о сносе здания Республиканского театра кукол, добытого такой ценой. На его месте построят административное помещение из красного кирпича и с зеленой крышей. В театре работаю две труппы. Можно было бы оставить одну в старом здании, а вторую перевести в новое.
Поэтому я отрицательно отношусь к тому, что исчезают старые и известные всем здания — колорит города, лицо того времени. Город, как человек: если его разрушать, он потеряет свое лицо.

ММ: Так ли необходимы городу спортивные комплексы, новые концертные залы и манежи?
А.И.: Стадион «Дружба» рассчитан на 12000 мест. Все лето наблюдал за посещаемостью этого спортивного сооружения. Больше 100 человек болельщиков никогда не видел. Манеж, ледовые дворцы, комплексы и стадионы нужны, но нельзя забывать об их дорогостоящем содержании. Прежде чем строить, необходимо рассчитать эффективность использования. Так сказать, выгоду и прибыль.

ММ: Анатолий Игнатович, чем вы сейчас занимаетесь?
А.И.: Я свободный художник и им останусь.
В завершении беседы, хотел бы поздравить всех горожан с наступающим праздником — Днем рождения Йошкар-Олы, с ее 429-летием. Желаю ей процветания, новых архитектурных удач и шедевров. На радость йошкаролинцам и гостям столицы. Я люблю свой город.

ММ: Благодарим за беседу. Желаем вам творческих успехов.

Справка
Анатолий Галицкий — выпускник старейшей и лучшей в Европе школы архитекторов — Московского архитектурного института, которому более 200 лет. На третьем курсе участвовал в парижской выставке проектов. В Марий Эл приехал в 1966 году из Белоруссии, где был главным архитектором 100 тысячного города.
Проработал в ОАО «Маригражданпроект» с 1970 по 2007 годы. В короткие сроки прошел всю карьерную лестницу — от рядового архитектора до главного архитектора института. В этой должности он проработал до 1995 года. Здесь, по его словам, была самая бурная трудовая практика — командировки по разным городам страны и многочисленные разработки интереснейших проектов.
Галицкий единственный Заслуженный архитектор Российской Федерации, Заслуженный строитель РМЭ, Лауреат государственной премии РМЭ.

Беседовала Диляра Белова

ИА «МариМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Рубрика: Йошкар-Ола
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Республики Марий Эл?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт МариМедиа в закладки и следите за разделом Новости Йошкар-Олы и Марий Эл

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MariMedia.ru

Свяжитесь с нашей службой новостей по тел 8 (8362) 45-67-31 или напишите на no email

^