Новости

Новости общества

10:13 28.11.2006

Особенности йошкар-олинского зимнего травматизма в программе «Ничего личного»

Особенности йошкар-олинского зимнего травматизма в программе «Ничего личного»
Эфир 27 ноября. Гость студии – Вячеслав Семенович Азаев, главный внештатный травматолог города Йошкар-Ола, заслуженный врач Российской Федерации, заслуженный врач Республики Марий Эл. Мария Митьшева: Здравствуйте, в студии Мария Митьшева, в эфире программа «Ничего личного». Как только выпадает первый снежок и начинает подмораживать, количество пациентов у травматологов растет. Как нам не попасть в их число? Эксперт Вячеслав Семенович Азаев. Мария Митьшева: Вячеслав Семенович, вы уже почувствовали наступление зимнего сезона? Вячеслав Азаев: Да, как ни странно, уже почувствовал. Уже за последние 2 дня в нашей поликлинике было 10 человек, пострадавших по причине наших скользких улиц. Мария Митьшева: Может ли человек, который попал в беду, упал на наших скользких улицах, обратиться с иском к нашей городской администрации? Вячеслав Азаев: Наверное, может. Только что из этого получится? Знаете, я где-то лет 10-12 назад задумывался над этим и решил сам подавать иски на администрацию города, поскольку наше лечебное учреждение несет непредвиденные расходы. Хотя раньше не было этой проплаты через систему обязательного медицинского страхования. Все шло из бюджета, а было все по факту. И мы считали, что такое состояние приводит к тому, что несем дополнительные расходы. Ой, как мне там наговорили! Два свидетеля, акт, заявление. Я посчитал количество бумаг, и получилось, что расходы будут больше, чем доход. И отдал это на откуп пострадавшим самим. Может у них получится. Не знаю. Мария Митьшева: Т.е. теоретически они могли бы таким своим правом воспользоваться. Вячеслав Азаев: Юридически, а не теоретически, наверное, они могут. Юристы так говорят, что они могут взыскать с виновника. Мария Митьшева: А насколько возрастает количество травм зимой, по сравнению с летним периодом? Вячеслав Азаев: Если бы этот вопрос вы мне задали в советские времена, я бы вам травматизм в городе расписал не только по временам года, а по часам суток. В те времена люди еще не знали религиозных праздников, а мы знали. Люди не знали, когда на заводах и фабриках выдается зарплата, а мы знали. Мария Митьшева: Т.е. зависимость тоже есть, прямая. Вячеслав Азаев: Безусловно. Была. Сейчас, к сожалению, все это размазалось. Такой четкой тенденции я вам расписать не могу. Но по вашему вопросу могу ответить так: из 30 с лишним процентов травмированных людей у нас в городе, а у нас их случается около 50 тысяч в год, 30 % приходится на время предзимнее, зимнее, на такое скользкое время. Треть всех травм. Хотя взять летнее время - июль, август, когда начинается купальный сезон, военно-полевые работы начинаются, как я их обзываю. Все в огород. Вскопать, посадить, дома построить – там тоже всплеск есть. Но он по времени растянут. А здесь в маленький промежуток времени поступает много больных. И особенно в начале. Сейчас на улице растаяло все. Ночью как заморозит, утром все выйдут, и все упадут, и все попадут к нам. Мария Митьшева: Постучим по дереву. Если мы уже заговорили о характере травм, от дней недели зависит травматизм в городе? Вячеслав Азаев: Наверное, в какой-то степени зависит. Но теперь просто поменялись местами виды травм. Если про то, что я вам говорил, когда зарплата, там определенный вид травм был. А сейчас к вечеру, нежели днем, утром, располагаются криминальные, не криминальные. Дорожно-транспортные или уличные травмы. К сожалению реалии такие, надо говорить о криминальной травме, которые, как понимаете, больше случаются в темное время суток. Ну а дорожно-транспортные, они все время, что в темное время, что в светлое, что скользко. Хотя про них надо все время говорить. На мой взгляд, дорожно-транспортные происшествия дают очень тяжелые травмы. Вообще за последнее время тяжесть травматизма выросла. Я брал данные за 10 последних лет. В 97 году было около 30 тысяч травм. Взял 2005 год – около 50 тысяч. Важно здесь подчеркнуть то, что количество населения уменьшается. Количество травм растет. Стало больше переломов, черепно-мозговых травм, травм с повреждением внутренних органов. Криминальных травм стало больше. Вот такая тенденция есть. Мария Митьшева: Получается, что нас меньше, а травм больше. Мы что более бесшабашные стали? Менее осторожные? Вячеслав Азин: На мой взгляд, так вопрос ставить не надо. Невозможно человеку прожить, не поцарапавшись, не ударившись, не поскользнувшись. Это ж утопия. К этому не надо призывать. Надо призывать к тому, что по проводам бежит ток, из крана течет кипяток, с 5-го этажа по балконам слазить опасно на 4-й этаж. Выпивать и потом идти на улицу и всю ночь пролежать – можно замерзнуть. Эти вещи надо говорить. Надо обучать людей и говорить, что примерно 20% погибших людей от травм, могли бы жить, если бы этому человеку оказали вовремя элементарную доврачебную помощь. Не врачебную, заметьте, доврачебную. Наложить жгут, давящую повязку. Потому что, повторяюсь, 20% погибших людей погибли от банального кровотечения. Это статистика российская. И марийская. Она не отличается сильно. Мария Митьшева: У нас впереди гололед, у нас впереди обморожения. Ваши советы: что нужно делать, если вы вдруг поскользнулись, упали. Сразу же в трампункт ехать? Вячеслав Азин: Я хочу нашим жителям сказать так: просыпайтесь, зима пришла. Она ведь все время нежданно-негаданно приходит. Утром в окошко глянул, зима пришла. Просыпайтесь, пришла зима. Обувь соответствующая. Благо сейчас есть возможность выбрать обувь. С протекторами, с нескользящей поверхностью. Второе. Надо быть осторожным. Опасаться перебегать дорогу, потому что у машины тормозной путь в 2-3 раза увеличился. Это не лето. Юркнул, машина туда, ты, сюда. Проскочили. Следующее. У нас регион с низкими температурами, опасно любителям горячительных напитков выходить на 30-градусный мороз. Беречь надо уши, носы. Детишек надо беречь. Вот эти тесемки, завязочки, на первый взгляд безобидные вещи. А на самом деле очень чувствительно это все. Передавливаются поверхностные сосуды кровеносные, могут быть отморожения. А обморожение - такая препротивная штука! Обидно, больно. Смотришь, идет молодой человек, здоровый, крепкий, пальца нету. Идет как-то не так. Подозреваешь, что пальца на ноге нету. В общем, об этом надо вспоминать и не торопиться. 3 минуты выиграешь, 3 месяца будешь лечиться. Мария Митьшева: Скажите, а наш городской травмпункт правильно я называю? Вячеслав Азаев: Нет. Наша поликлиника сейчас называется поликлиника № 5 г. Йошкар-Ола, но выполняет она те же функции, что и выполняла. Занимается круглосуточной внеплановой хирургической, в скобках травматологической, помощью, занимается диспансеризацией людей, пострадавших от травм. Занимается заболеваниями опорно-двигательной системы, причем у нас лечатся и взрослые, и детишки. И ожогами, и ортопедическими заболеваниями. У нас мощное отделение восстановительного лечения. Мы стараемся больных, как приняли, так и долечивать, под ключ, как говорится. Мария Митьшева: Итак поликлиника № 5 по-прежнему обслуживает всех жителей Йошкар-Олы, тогда, когда с ними случается какая-то экстренная беда. Вячеслав Азаев: И пускай жители не волнуются, мы всегда готовы оказать помощь и не только жителям Йошкар-Олы, но и наши гостям. Мария Митьшева: Но, тем не менее, понятно, что, когда возникает некая волна, связанная с тем, что скользко на дорогах, холодно, то возникают и очереди в поликлинике. И это достаточно напрягает людей, которым и так нехорошо, потому что они травмированы. Как вы с этим справляетесь? Вячеслав Азаев: Стресс не только для населения в это время. Мы тоже испытываем колоссальные перегрузки. Мы все это понимаем. К сожалению реалии таковы, что кардинально изменить пока мы ситуацию не можем. Хотя мы и пытаемся. Сейчас обучаем еще несколько докторов молодых, из молодого поколения. Сейчас они проходят у нас ординатуру. Придут, мы будем усиливаться. Мы открыли дополнительно фельдшерский прием, где принимаются больные с незначительными травмами, которые не требуют врачебной курации. Этим тоже пытаемся разгрузить. Но реалии такие, что действительно в это время очереди большие. И нам это неприятно. Идешь по коридору, человек сидит, или почти лежит, с физической болью. Но больные, которые требуют экстренной помощи, когда состоянии е угрожает его жизни, они в коридорах не сидят. Они тут же берутся на экстренный прием, и тут же оказывается помощь. Т.е. проводится медицинская сортировка. Мария Митьшева: Но все-таки кардинально можно эту проблему решить? Вячеслав Азаев: Кардинально можно. Наверное, через год, примерно, я так планирую, мы готовим сейчас целый корпус. Под реконструкцией находится корпус в Сомбатхее под № 13 – а, Петрова, 13-а. Мария Митьшева: Почему именно 13? Травмпункту и несчастливое такое число досталось? Вячеслав Азаев: Мы у себя в поликлинике кабинеты 13 переименовали. В другие. Тут мы не можем переименовать, это не наша прерогатива. Тем не менее, мы этот корпус готовим, чтобы освободить помещения по улице Вашской, 7. Чтобы развернуть дополнительные приемы. Сделать дополнительные операционные, перевязочные, с тем, чтобы уменьшить время ожидания пострадавших. Мария Митьшева: Хотелось бы, на самом деле. Мы ведь каждый год знаем, что зимой пострадавших будет больше. Вячеслав Азаев: К сожалению, мы уже три года занимаемся этой реконструкцией. Движется, но хотелось бы быстрее. Мне тоже хотелось бы. Я так надеюсь, что на следующий год мы этот корпус запустим. И тогда горожанам будет легче. Мария Митьшева: По статистике 40% людей получает травмы на улице, 80 % из них в двух шагах от собственного дома. На этом все. С вами была Мария Митьшева. Будьте осторожны.
Рубрика: Общество
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Республики Марий Эл?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт МариМедиа в закладки и следите за разделом Новости Йошкар-Олы и Марий Эл

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MariMedia.ru

Свяжитесь с нашей службой новостей по тел 8 (8362) 45-67-31 или напишите на no email

^