Новости

Новости науки и образования

12:08 9.10.2006

«Ничего личного» с Марией Митьшевой. Тема - генно-модифицированные продукты

«Ничего личного» с Марией Митьшевой. Тема - генно-модифицированные продукты
Эфир 6 октября. Гость - Татьяна Валентиновна Юмашева, санитарный врач, начальник отдела по надзору за питанием населения. Мария Митьшева: Здравствуйте, в студии Мария Митьшева, в эфире программа «ничего личного». Как известно, человек есть то, что он ест. Весь мир, например, волнует проблема употребления в пищу генно-модифицированных продуктов и последствий, к которым это может привести. Едят ли их йошкаролинцы? Эксперт нашей программы Татьяна Валентиновна Юмашева. Давайте начнем с начала. Что такое генно-модифицированные продукты? Татьяна Юмашева: Генно-модифицированные продукты, это продукты, которые в своем составе имеют генно-модифицированные микроорганизмы либо продукцию растительного производства. Т.е. в ДНК какого-нибудь растения, грубо говоря, вклинивают чужеродное ДНК другого растения либо белковый компонент. И мы получаем новый продукт с конкретно заданными свойствами. Это может быть устойчивость к определенным вредителям и в тоже время ген, который отвечает за определенные полезные свойства. Т.е. обогащенный определенными микроэлементами, витаминами. Т.е. мы получаем более полноценный обогащенный продукт. Мария Митьшева: Получается, что картофелю можно пересадить гены человека, помидору гены рыбы и т.д., и т.д. Т.е. это какие-то монстры получаются. Продукты монстры? Татьяна Юмашева: В данном случае генетически модифицированные продукты у нас присутствуют только в растительной среде либо в микроорганизмах. Дрожжи, плесень. Т.е. наука еще, человечество до такой степени не дожило, не развилась, что бы заниматься изменением генной структуры. Мария Митьшева: Известно, что до 40% продуктов, которые мы покупаем в магазинах, имеют в своем составе генно-модифицированные продукты. Существует ли какая-то определенная маркировка на них, откуда мы можем узнать, что это за продукт, содержит ли он это в своем составе или нет? Татьяна Юмашева: У нас есть лаборатория, которая исследует качественными методами наличие измененных ДНК в продуктах питания. И за текущий период 2006 года из 156 проб, у нас только в трех пробах было выявлено генетически модифицированные измененные продукты. И все. Это где-то два процента. Это мясная продукция. И в целом у нас маркируется продукция в обязательном порядке, когда ГМИ составляет свыше 0,9 %. Мария Митьшева: Т.е. если мы берем продукт, смотрим его маркировку и там написано ГМИ, то это значит, что этот продукт в своем составе имеет генно-модифицированные организмы? Т.е. ГМО, должно быть. Татьяна Юмашева: Более 1%.То, что менее 1%, это может быть какая-то техническая погрешность при производстве или при проведении лабораторных исследований. Т.е. 0,9 они не фиксируются на этикетке. Мария Митьшева: А какие известные бренды, связанные с производством продуктов питания, активно используют генно-модифицированные организмы в своей продукции? Татьяна Юмашева: По нашей республике у нас прошли ГМИ продукты племзавода «Азановский», колбасный цех « У аланг»(?), вот и все... Т.е. из всей исследованной продукции, а мы следовали и Йошкар-олинский мясокомбинат и ЗАО Марийское, у нас информации, что применялись на данных предприятиях такие продукты, нет. Мария Митьшева: Известно, что генно-модифицированные продукты в России не запрещены. Есть ли страны, в которых существует такой запрет? Татьяна Юмашева: Запрета нет. Более того, в Европе и в США более 100 уже наименований продуктов растительного происхождения, являются генно-модифицированными. У нас в России разрешено 4 линий генно-модифицированных продуктов. Это соя, картофель, рис и кукуруза. И 5 генно-модифицированных микроорганизмов. Они используются в пивоваренной промышленности, в напиточных предприятиях. Мария Митьшева: Но, тем не менее, не смотря на то, что это не запрещено, мэр Москвы Лужков запретил использовать генно-модифицированные продукты в рационе школьников. На территории республики такой запрет существует или нет? Татьяна Юмашева: На территории республики такой запрет не существует и потом, буквально в пятницу у нас состоялось совещание, на котором выступал Онищенко и такой тезис был выдвинут, что относится к генно-модифицированным продуктам надо с разумной предосторожностью. Т.е., начиная с 1996 года, как бы активно эта продукция используется в питании и за этот период еще не было случаев доказанных, официально доказанных, вредного влияния на здоровья человека данной продукции. Поэтому, если продукция вся находится под контролем, если эти генно-модифицированные линии, да, они зарегистрированы, они проверены. У нас в России особенность в том, что все исследования проводятся и на мышах, т.е. на лабораторных животных. За рубежом, к сожалению, не все линии генно-модифицированных продуктов проходят такие испытания. У нас все то, что разрешено нам, исследуется на лабораторных животных. Мария Митьшева: На западе, я так понимаю, они защищают животных, и поэтому, общество защиты животных запретило проводить эксперименты на мышах. Лучше сразу на людях. Вы сказали, что уже практически 10 лет мы употребляем в пищу продукты, которые содержат генно-модифицированные организмы. Могут ли быть некие отдаленные последствия. Скажем, через 20, 30 лет? Татьяна Юмашева: На сегодняшний момент информации о возможных последствиях нет. Т.е., те исследования, которые проводились, говорят, что эта продукция не должна наносить серьезный ущерб здоровью человека. Мария Митьшева: Противники такого рода продуктов, обычно приводят классический пример проамериканский картофель, про божьих коровок, которые ели тлю с этого картофеля и поголовье этих божьих коровок оказалось бесплодным. И говорят о том, что этот продукт вредный, если даже божьи коровки теряют способность к размножению. Что вы скажите на это? Татьяна Юмашева: Информации нет. Но я хочу сказать, что за прошлый год Америка съела этой генетически модифицированной продукции всех больше. Около миллиона, что ли. Очень большая цифра. Европа чуть поменьше, а у нас 300 тысяч, по-моему, совсем немного. Мария Митьшева: Мы, наверное, отстали в развитии, потому что генетики, как науки у нас долгое время не было. Татьяна Юмашева: И т.е. они очень хорошо ее употребляют, поэтому я не знаю, на счет божьих коровок, которые оказались бесплодными, но они активно используют это в пищу. Мария Митьшева: Понятно, что этот вопрос может быть рассмотрен с двух точек зрения. Противники говорят, что это плохо. А сторонники, что генно-модифицированные продукты спасут человечество от голода. Плюсы этой продукции, в чем заключаются? Почему ее активно используют в той же Америке? Татьяна Юмашева: Плюсы в том, что, по сути, мы уже получаем продукт с заданными свойствами. Он может быть более полноценным по своему составу. Микроэлементы, макро, по количеству витаминов. Потому что каждый пищевой продукт определенное количество витаминов содержит. Если мы внедряем ДНК, который может привести к обогащению еще другими витаминами, которых в нашей стране недостаток, в нашей республике есть, то, думаю, это хорошо. Но, единственно, что до конца у нас не изучено влияние на последующее поколение. Единственный, наверное, минус. А так, это и более хороший, высокий урожай. И более качественные продукты питания. Тоже. Мария Митьшева: А не кажется ли вам, что человечество берет на себя некие функции Господа Бога, создавая такие новые продукты? Татьяна Юмашева: Человечество ведь, тоже развивается. Мы не стоим на месте. Раньше не было селекции. Появилась селекция, и ничего страшного не случилось? Следующий этап развитие генной инженерии. Я думаю, мы не должны стоять на месте. Мария Митьшева: Европейский потребитель, когда он покупает такой продукт, то он получает некую информацию о том, какие могут быть последствия от употребления этого продукта. Наши санитарные службы, Роспотребнадзор, они требуют информирования в этом ключе? Татьяна Юмашева: Дело в том, что нет никаких официальных данных о каких-либо последствиях. Т.е. нам нечего писать. Т.е. противопоказаний нет для приема этой продукции. Единственное что важно, чтобы человек сам делал выбор, какую продукцию он будет употреблять, генетически модифицированные, либо натуральные продукты. А что она является вредной, что может привести каким – либо заболеваниям, то у нас этой информации, официальной нет. Мария Митьшева: А законодательство какое-нибудь по этой теме существует в России? Татьяна Юмашева: Да, конечно. У нас это оговорено и законом о качестве пищевых продуктов. И есть несколько постановлений Онищенко от 99года, 2004 года, которые регулируют контроль за выпуском и производством продуктов питания с генетически модифицированным компонен6том. Мария Митьшева: А в России известен случай, когда кого-то наказали за невыполнение этого законодательства. Или таких случаев нет? Татьяна Юмашева: Пока я не могу сказать. За республику я отвечу точно, что нет, а за Россию сказать не могу. Мария Митьшева: Мне все время было интересно. Ножки Буша, они такие большие, по сравнению с нашими курочками. Татьяна Юмашева: Это не ГМО, однозначно. Это может быть гормон. Для ускоренного роста, набора мышечной массы. Но это ни как не ГМО. Потому что ГМО, это только продук5иця растительного происхождения. Все. Мария Митьшева: А вот недавно рыбкам пересадили ген роста. Они стали расти быстрее, но перемени окраску, стали зеленые. Рыбки, они как бы не растительного происхождения. Татьяна Юмашева: Очень интересный вопрос. Но с растениями попроще. Я говорю, у нас 14 видов зарегистрировано. Т.е., когда они пересаживают определенный ген, то они определенный результат добиваются. А может, какие-то другие исследования были проведены. Они пересадили гормон роста? А тут они участок с определенными заданными свойствами пересаживают. Т.е. в итоге получают то, что они хотели получить. А с рыбками я просто не знаю технологию производства генно-модифицированных рыбок. Мария Митьшева: В общем-то, вопрос остается открытым. Может быть вы, как человек, который постоянно сталкивается с продуктами питания, в том или ином виде, посоветуете нашим зрителям, на что им стоит обращать внимание, когда они приходят в магазин, выбирая продукты. И, если кого-то слово генно-модифицированный продукт пугает, то каким способом они могут узнать, что это не стоит покупать? Татьяна Юмашева: Во-первых, на этикеточке очень часто путают, иногда стоит слово модифицированные продукты. Это часто бывают крупы, крахмал. Модифицированные, это не значит, что генно-модифицированные. Может быть, химически модифицированные продукты и поэтому опасения слово модифицированные, в составе продукта, не должно ни коим образом потребителя беспокоить. Потому что это, скорее всего, химически модифицированные продукты. Мария Митьшева: А что значит химически модифицированные? Татьяна Юмашева: Это уже на уровне химически модифицированных реакций. Я, как бы не технолог, но я знаю, что это безопасно. На все 100%.Потому что структура генома данного вида растения не меняется. Т.е. улучшаются потребительские свойства продукта. А на генно-модифицированных продуктах там четко стоит генно-модифицированные организмы либо генетически модифицированные источники и указывается процентное содеражание. По идее должно быть. Т.е. 1%, 5, 10%..В обязательном порядке смотрите документы. Это сертификат соответствия. Качественные документы, где точно также должна отражаться вся информация о наличии ГМО. Мария Митьшева: Т.е. у потребителя есть право выбора. Т.е., если он боится неких отдаленных последствий. То он может отказаться от этих продуктов. Если он не боится. То может попробовать что-то новенькое. Татьяна Юмашева: Я думаю, в этом ничего страшного нет, потому что нет доказанных, официальных данных. Что, действительно, влияние нехорошее, которое может привести к заболеванию и возникновению роста у детей, учитывая, что мы 10 лет употребляем эту продукцию и таких вот, заболеваемость детского населения не отражается от употребления этой продукции. Мария Митьшева: Татьяна Валентиновна и последний вопрос вам, как эксперту, на засыпку. А вы сами употребляете генно-модифицированные продукты? Татьяна Юмашева. Я, в торговле у нас, их, к сожалению, не встречала. Конкретно такой продукции, чтобы там было написано генетически модифицированный продукт. Поэтому я не могу сказать, употребляла я или нет. Мария Митьшева: Т.е. получается, что вы, может, и употребляете, но не знаете, что они являются таковыми. Татьяна Юмашева: Это только в том случае, если меньше 0, 2 %.т.е. если такое количество ЯГМО мы получаем, то это никак не влияет на качество и безопасность продукции. А все, что более 1%, у нас в республике все фиксируется и очень ограниченное число такой продукции. При чем в ходе производственного контроля, даны четкие установки производителям, отслеживать. Например, сою, они добавляют в какие-то колбасные изделия, отслеживать наличие ГМО сои. И у нас, мы проверяли. Таких случаев не было зафиксировано. Мария Митьшева: Ваш прогноз, что же станет основной едой человечества, скажем, лет через 50? Говорят, что это будет растительный белок? Татьяна Юмашева: Может быть. Я не могу сказать, что будет через 50 лет, потому что это очень сложно. Мария Митьшева: Мнений о пользе и вреде генно-модифицированных продуктов настолько много, что, к сожалению, нельзя сказать с уверенностью, стоит или не стоит употреблять их в пищу. К счастью, благодаря нашему эксперту мы теперь знаем, как отличать генно-модифифцированные продукты от обычных, а право выбора остается за вами. С вами была Мария Митьшева. Всего доброго.
Рубрика: Наука и Образование
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Республики Марий Эл?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт МариМедиа в закладки и следите за разделом Новости Йошкар-Олы и Марий Эл

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MariMedia.ru

Свяжитесь с нашей службой новостей по тел 8 (8362) 45-67-31 или напишите на no email

^