Новости

Илга Дравниеце: "Когда я приехала в республику, создалось впечатление, что инвалидов в республике нет..."

28 декабря 2017 16:18
Loading the player ...


— Илга Робертовна, вы родились на далеком и прекрасном Сахалине, успели пожить и поработать в Москве и в мае 2017 года приехали в Марий Эл в должности первого заместителя министра по социальному развитию. При этом с Александром Александровичем вы тоже знакомы довольно давно. Вы помните, как получили предложение в составе его команды приехать сюда?

— Я думаю, так же, как и большинство моих коллег: телефонный звонок, информация о том, что Александр Александрович назначен на должность на тот момент еще врио главы республики и, соответственно, предложение работать в его команде.

— Думали о том, ехать или нет? Или молниеносно приняли решение?

— Нет, такие вещи молниеносно не решаются. Конечно, думала. Налаженный быт, жизнь: все понятно, все просто. И вдруг — переехать на другое место... Нелегкое решение.

— Что стало последней каплей, в хорошем смысле слова, которая на чаше весов перевесила: все, я еду в Марий Эл...

— Работа. Интересная и нужная. Я надеюсь на это.

— Александр Евстифеев — жесткий руководитель. Вы работали с ним и до этого, и приехали сюда. Что есть такого в Александре Александровиче, что держит рядом с ним людей?

— Этот человек, во-первых, высокий профессионал. Во-вторых, задачи, которые он ставит, настолько четко сформулированы, что выполнять их — одно удовольствие. А если задача поставлена, она должна быть выполнена. Вот и все.

— Когда вы сюда приехали на должность первого заместителя министра, какие задачи и с какими сроками выполнения поставил вам Александр Александрович?

— Сроки были очень жесткие: за короткий период времени нужно было изучить огромный пласт информации, досконально разобраться в том, что происходит. Потому что социальная сфера — очень сложная и очень тяжелая сфера. Работа с людьми — это всегда непросто. А если учитывать ситуацию, которая в республике была на тот момент, то... было очень тяжело.

— Сейчас ситуация, насколько я понимаю, выправляется?

— Она выправляется. Но говорить о том, что она до конца выправилась, еще очень рано. Конечно, все идет к лучшему, но не так быстро, как хотелось бы.

Если говорить о выплатах гражданам, которые являются публичными обязательствами республики или федерации, они выполнялись. Здесь вопросов нет: деньги из федерации пришли, их начислили, людям выплатили. Проблема в другом. Когда я приехала и начала работать, я поняла, что министерство — не хочу сказать, что сотрудники — сама организация деятельности была выстроена так, что было ощущение стагнации. Как будто все замерло, никакого движения вперед, никакого развития. Люди работали по привычке: пришли деньги — начислили — ушли деньги. А развития не было, не было взаимодействия с обществом. Такое ощущение, что Министерство социального развития само по себе, а граждане, для которых это министерство, собственно говоря, и создано и для которых оно должно работать, сами по себе. У меня сложилось стойкое впечатление, что люди пытались достучаться до министерства, но стучались в закрытые двери. А это неправильно.

— Первая задача была — открыть эти двери?

— Конечно. Первая задача была — услышать, что люди говорят, чем они живут. Потому что, насколько я поняла, годами в республике было не принято говорить о проблемах...

Естественно, у людей эти проблемы накопились. И когда я сказала: «Я готова вас выслушать, пожалуйста, говорите. Говорите все, что вы считаете нужным, то, что вы хотите сказать», конечно, поток информации был как из рога изобилия.

— Удалось уже систематизировать все, что вы узнали, и наметить дальнейшую работу?

— Блоками — да. Я четко понимаю, что происходит в этой системе, из чего она состоит — учреждения, центры соцвыплат. В этом вопросе я ориентируюсь и знаю: что, где, как и почему.

— Вы постоянно, что называется, находитесь «в поле». Я неоднократно пыталась дозвониться на ваш рабочий телефон, в ответ слышала одно: «Нет, она в районе, она на выезде».

— А как иначе? Сидя в кабинете, ты не узнаешь людей и не получишь реальную информацию. Картину не увидишь. Жалобы, заявления — да. Но когда люди разговаривают с тобой и в лицо говорят все, что они думают, ни одна бумажка этого не заменит. И сидя в кабинете, уж точно, никак не узнаешь, что и где происходит. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

— Это абсолютно правильно, но многие ваши коллеги — я сейчас не беру во внимание правительство Марий Эл — многие ваши коллеги в других регионах, это мы видим неоднократно, наоборот, стараются дистанцироваться от общения с людьми. Вы же выходите, что называется, в народ и не боитесь этого.

— А почему я должна бояться? Когда человек хочет, он ищет возможности. Когда не хочет — он ищет причины. Я хочу быть нужной и полезной обществу, и в данном конкретном случае я говорю про республику. Все, что я могу сделать, все, что я должна сделать, я буду делать.

— Илга Робертовна, многих, кто приехал с Александром Александровичем, в сети интернет называют «варягами» и не слишком верят в то, что они здесь надолго и всерьез.

— Да, читала и слышала.

— Вот вы в Республике Марий Эл почему, для чего и зачем, собственно?

— Знаете, мне немного не то, что бы обидно это слышать... Я из семьи военнослужащего, кочевая жизнь для меня — это нормально. Я родилась и воспитывалась в Советском Союзе. Для меня все равны, все братья. И мой дом там, где я живу и работаю. А живу и работаю я сейчас здесь, в Марий Эл, здесь мой дом. И, соответственно, я хочу принести пользу людям.

— То есть вы не собираетесь, как некоторые пишут в социальных сетях, собрать вещи и уехать в ближайшее время отсюда?

— Да я еще не все сделала! Еще не все задачи выполнены! Куда ехать-то?! Мы только начали. Дел еще столько, что края пока не видать.

— Вы приехали в Марий Эл первым заместителем министра социального развития, но с 21 ноября работаете заместителем Председателя Правительства. Для вас повышение было неожиданным или вы с Александром Александровичем говорили об этом?

— Это повышение для меня было неожиданным, скажу честно. Я понимаю, что объем работы увеличился, как минимум, в 3-4 раза. Сейчас я занимаюсь тем, чтобы до мельчайших подробностей выяснить, что у нас происходит в здравоохранении, на рынке труда и занятости.

— В этих сферах столько же проблем, как и в сфере социального развития?

— А я так понимаю, что у нас везде одни и те же проблемы. У каждой сферы своя специфика, а проблемы-то, по сути, одни и те же. Надо только понимать конкретику.

— Илга Робертовна, в сознании большинства, кто не имеет отношения к внутренней кухне руководства республикой, каждый министр или каждый зампред Правительства является уникальной единицей, которая работает сама по себе. Вы говорите о том, что вы — команда и взаимодействуете...

— Ни в коем случае каждый сам по себе работать не может и не должен. Классика: лебедь, рак и щука — а воз и ныне там. Поэтому работа только совместная. Постоянное общение с коллегами. Приехала из Москвы, получила новую информацию, тут же передала ее коллегам, и не важно, знают они ее уже или нет. Потому что они должны быть в курсе всех событий, всех установок Федерации. Как по-другому?

Мы идем в тесной связке, мы не можем двигаться в разных направлениях.

— При этом вы — единственная женщина заместитель Председателя Правительства. Это, скорее, помогает или, наоборот, мешает?

— Трудно сказать, помогает или мешает. Дело в том, что практически всю свою сознательную жизнь работа у меня была в мужских коллективах. Поэтому мне с мужчинами работать и проще, и легче, и понятнее. Хотя, скажу честно, иногда я могу пользоваться тем, что я женщина. Но, когда надо, могу и, как говорится, кулаком по столу ударить.

— Те сферы, которые вы сейчас курируете, как зампред Правительства, это для вас новое направление деятельности или вы с ним знакомы?

— Абсолютно новое.

— Помогает или мешает?

— С одной стороны, очень тяжело, большой объем информации. А с другой стороны — я смотрю на эти сферы с точки зрения простого жителя республики. И я прекрасно понимаю те недостатки и проблемы, которые в этих сферах есть. Я их вижу. Взгляд со стороны, что называется.

К примеру, вопрос инвалидов. Когда я приехала в республику, создалось впечатление, что инвалидов в республике нет...

— Потому что они по домам сидели?

— Потому что для них фактически ничего не было сделано. А то, что делалось, делалось для галочки. Я категорически с этим не согласна. И, соответственно, я понимаю, что надо сделать все, чтобы люди с ограниченными возможностями вышли из домов, чтобы они были полноправными членами общества. Эта задача лично для меня — номер один.

— Уже наметили первые шаги?

— Шаги, конечно, намечены. Понимаем, что надо делать, в какую сторону идти, но, как говорится, вопрос один — финансирование.

— Насколько я знаю, Правительство Марий Эл активно решает этот вопрос в Москве.

— Конечно! Естественно. Но вы же понимаете, нельзя разово решить все проблемы. Это все будет постепенно. Потому что проблемы везде, начиная от пандусов, которые устроены с нарушением требований, там и уклоны неправильные, и материалы неправильные... Про тротуары я вообще не говорю. Про общественный транспорт, который совершенно не приспособлен для перевозки инвалидов, тоже всем известно. А если вспомнить, что общественного транспорта фактически не было в республике...

Тут масса вопросов. Естественно, очень много времени потребуется для их решения.

— Но мы же верим в то, что мы это сделаем?

— Мы это сделаем однозначно. Единственное, что это не будет быстро. А очень хочется.

Я понимаю, что нужно людям, простым людям.

— Вижу цель?

— Да, вижу цель — не вижу препятствий.

— Откуда такой характер?

— Не знаю, с детства, наверное. Воспитание, занятия спортом, — трудно сказать. Сама по себе такая.

— А для вас вообще существуют сферы, за которые вы боитесь браться? Или чем сложнее задача, тем интереснее?

— Новая информация всегда интересна. Из философии: чем больше область нашего знания, тем больше область нашего незнания. Человек — существо разумное. Чем больше живет, тем больше должен развиваться. Вот то, чего я совсем не знаю, очень интересно. Я точно выясню все до мельчайших подробностей, разложу все по полочкам. Ну, а дальше приведу все в порядок.

— Сейчас волшебная пора Нового года и хочется задать все-таки личный вопрос. Что для вас этот праздник?

— Новый год — это, в первую очередь, воспоминания детства, когда елка, мандарины, цветная гирлянда. Даже если нет елки, гирлянда должна быть обязательно, чтобы огоньки сверкали. Мишура блестящая. Тазик оливье, обязательно, куда без него?!

— Вы его сама делаете?

— Конечно! Причем так, чтобы и первого января, и второго еще. А если не все сразу заправить, то еще пару дней можно будет есть.

— А желания загадываете?

-Желания...

— Да, как вы загадываете желания? Кто-то в шампанском пепел тушит, к примеру.

— Ой, да все это ерунда. Потом только изжога — это пройденный этап!

— Тогда как нужно загадать желание, чтобы оно исполнилось?

— Надо четко понимать, чего ты хочешь. Визуализировать это желание. Наедине можно просто его проговаривать. Не зря говорят: бойтесь своих желаний, они сбываются. Вот прежде, чем сказать: «Я хочу», надо точно понимать, чего именно ты хочешь. И тогда это желание обязательно сбудется.

— Илга Робертовна, давайте на прощание поздравим всех жителей республики с Новым годом?

— Дорогие друзья! В наступающем Новом году от всей души хочется пожелать вам, в первую очередь, здоровья, семейного благополучия, счастья, исполнения самых заветных желаний.

— Я очень надеюсь, что и наши желания, и желания всех жителей Марий Эл непременно сбудутся в 2018 году. Спасибо вам огромное за этот разговор и с наступающим Новым годом!

— Спасибо.

ИА «МариМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Рубрика: Политика
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите CTRL + ENTER

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MariMedia.ru?
Свяжитесь с нашей службой новостей
8 (8362) 45-67-31
no email

^