Новости

Новости экономики

11:41 18.01.2007

Судьба йошкар-олинского игорного бизнеса в программе «Ничего личного» с Марией Митьшевой

Судьба йошкар-олинского игорного бизнеса в программе «Ничего личного» с Марией Митьшевой
Эфир 17 января. Гость студии - Алексей Воронков, он же Алексей Фролов, управляющий КЦ «Россия». Мария Митьшева: Здравствуйте. Судьба игорного бизнеса в России решена. С 1 января вступил в силу федеральный закон, согласно которому игровые заведения могут размещаться только в специальных зонах. Республика Марий Эл в эти зоны не попала, а значит к 2009 году, а точнее к 1 июля 2009 года, игорные заведения в нашей республике должны быть закрыты. Мы намеренно не говорим о морально-этической стороне проблемы. Ничего личного, это бизнес. Эксперт нашей программы Алексей Воронков. Закон суров, но он закон и его придется исполнять, и понятно, что с 1 июля 2009 года на территории республики и, в частности Йошкар-Олы не должно остаться игорного бизнеса. Ваши действия в этой ситуации? Алексей Воронков: Мы не останемся. Мария Митьшева: Т.е. вы закроетесь как раз в конце июня. Алексей Воронков: Мы закроемся, и причем, наверное, в 2007 году. Лично что касается нашего заведения. Потому что, мне кажется, очень мало из местных заведений, из йошкар-олинских, республиканских, из заведения Чувашии, из заведений республики Татарстан, в принципе, попадут под нормы нового федерального законодательства. И я думаю, что с 1 июля мы лишимся, как минимум, 70%, где-то, может быть, 60% всех игорных заведений, которые раскиданы, по крайней мере, по Поволжью. Мария Митьшева: Т.е. вот это требование, закрыться вообще и перевести свой бизнес в так называемые закрытые зоны, это одно из требований, я правильно понимаю? Есть еще какие-то другие условия, которые так и так вынудят вас это сделать. Алексей Воронков: Во-первых, что касается зон. Ни одна из зон официально еще не создана, они только объявлены. Поэтому, если нет зон, переселяться некуда. Т.е. вы либо работаете на старых местах, если вы попадаете под действие закона, либо не работаете вообще, потому что на данный момент, на сегодняшний день переезжать некуда. И вряд ли до 2008 года мы куда-то сможем переехать. Одно из самых страшных условий, которое действует уже сейчас, на сегодняшний день, это 600 миллионов чистых активов. По крайней мере, так прописано в законе, но ни кто не знает, как считать. Либо актив минус пассив, либо… Мария Митьшева: 600 миллионов рублей? Алексей Воронков: 600 миллионов рублей. Мария Митьшева: Я просто спрашиваю. Может это в евро или в долларах. Алексей Воронков: Нет. Рублей. Тем не менее, все равно, по крайней мере, для нашей республики, для нашего региона это довольно таки дорого. Вторая ситуация, что касается казино, это 10 игорных столов. А это значит около полутора миллионов налогов в месяц. Что касается игровых автоматов, это минимум 50 игровых автоматов в зале. И минимальная квадратура для казино 800 кв. м, для зала игровых автоматов это 100 кв.м. Этот закон начал действовать с 1 января. Чтобы подойти под это правило дали пол года. Грубо говоря, до 1 июля 2007 года. Ну, плюс-минус один день получается. Давайте по пальцам разберем, например, казино. Ни одно казино на данный момент не удовлетворяет этим условиям. Что касается 600 миллионов – ну не знаю, кто из наших их сможет найти, а кто не сможет. Что касается квадратуры по казино, пока не подходит ни одно. И если мы, «Фараон», еще можем как-то расшириться, то остальные три-четыре заведения под названием казино, они должны будут просто закрыться. Любое закрытие влечет потерю республиканскому бюджету, как минимум, 750 миллионов в месяц. Мария Митьшева: Неужели наш игорный бизнес приносит 750 миллионов в месяц в бюджет? Алексей Воронков: Нет не 750 миллионов, 750 тысяч одно заведение. Я буду говорить про свое заведение. У меня стоит 5 столов. В Маске - 5 столов. Умножаем на 125 тысяч, прибавляем налоги на зарплаты, пр., пр. и того налогов выходит где-то 850-900 в месяц. Это только мое одно заведение. Если взять в целом по городу, я не знаю, сколько залов игровых автоматов у нас в городе стоит, но, я думаю, как минимум 1000. 5 казино в месяц дают налогов порядка 5 миллионов. Мария Митьшева: Получается, что на смену таким маленьким казино в России должны придти такие супермаркеты. Вместо лавочек, должны получиться мегамагазины по продаже игровых услуг. Вот вы сегодня стали бы инвестировать свои средства в какой-то другой регион или это для вас не реально? Алексей Воронков: Мало того, что не реально. Ни кто на данный момент не может сказать, сколько просуществуют эти зоны. В федеральном законе написано, что минимум они должны просуществовать 10 лет. Т.е. через 10 лет российское законодательство издает очередной закон и говорит, что, ребята, зона закрывается и все возвращаются на места. Мария Митьшева: В России легко. Алексей Воронков: В России легко. Так вот. Если я инвестирую баснословные деньги, если они вдруг свалятся на меня с неба, если я инвестирую в эти зоны, то я понимаю, что отбиваться такой бизнес должен минимум 7-10 лет. Я через 10 лет это все отбил, я вернул к себе вложенные деньги и вышел новый закон: ребята, все, зону закрыли, поехали в города. Опять же давайте определимся, мы говорим о периоде до 2009 года ил после 2009 года. До 2009 года, опять же очень опасно инвестировать. Возьмем Татарстан. Там приняли закон, что весь игорный бизнес закрыт. Вот вам, пожалуйста, Камские поляны и езжайте туда. Хотя, как они туда уедут? Если по федеральному законодательству с 1 января открытие любой новой точки игорного бизнеса запрещено. Мария Митьшева: Татарстан - они всегда живут по своим правилам. Алексей Воронков: Да. Они могут и, слава Богу. Т.е. инвестирую я сейчас в Чувашию, я знаю, что в Чувашии игорный бизнес сохраняется до 9 года. Но если он закрылся в Татарстане, не дай Бог закроется у нас, если он закроется в Кировской, ситуация будет такова, что все эти республики поедут в Чебоксары. Там будет перенаселение игорного бизнеса и президент, под давлением общественного мнения и т.д. и т.п., принимает через пол года закон, что, ребята, мы закрываем игорный бизнес и в Чебоксарах тоже. Федеральный закон наделил органы местного самоуправления правом решать, будет у них игорный бизнес или не будет. Я сегодня вложил деньги в Чебоксары, через полгода приняли закон. Нет. Однозначный ответ. Это у всех людей, занимающихся игорным бизнесом. Может быть только для того, у кого, кроме игорного бизнеса, нет ничего больше. Да, делать нечего и они будут забирать свои автоматы игровые столы, и ехать куда угодно, лишь бы отработать вложенные деньги. Мы точно туда не поедем. Что касается глобальных зон. Глобальные зоны после 2009 года. Ну, во-первых, чтобы туда зайти, вы должны будете выдержать конкурс. У вас должны быть эти, как минимум, 600 миллионов рублей чистых активов. Вы должны выиграть конкурс. Вам дадут квоту. Разрешит либо не разрешат. Лицензий, как таковых больше не будет на игорный бизнес. Будет разрешение работать в этой зоне или не работать. Как будет добиваться это разрешение, ни кто не знает. Средние и мелкие игроки, наподобие нас - естественно мы не полезем в эти зоны. Туда лезут монстры. Это «Вулкан», это «Джек пот» и т.д., и т.п. Монстры, у которых действительно очень много денег, которые будут заходить. Какие это компании будут, на данный момент ни кто не знает. Но лезть туда с нашими минимальными капиталами бесполезно. Нам бы здесь продержаться. И бай Бог мы продержимся и отобьем какие-то свои деньги, которые мы вложили. Я понимаю заведения, которые работали 5-10 лет, они окупились, и они сейчас легко могут закрыться. Мы, вложили полтора года назад довольно таки значительные деньги в это. Жалко. На данный момент жалко. Потому что 2 года назад мне российское законодательство в виде лицензии дало право работать. Вы можете работать 5 лет, и я знаю, что за 5 лет я окуплю свои вложения. Сейчас, прошло полтора - два года и я понимаю, что мои лицензии ничего не стоят, а я платил за нее деньги, и мне дали разрешение. И в такой ситуации находятся большинство игроков, по крайней мере, на рынке РМЭ, Мария Митьшева: А что, собственно говоря, будет происходить дальше, на ваш взгляд? Понятно, что инвестировать вы не сможете. Вас просто не пустят в Красную поляну в Краснодарском крае, это однозначно. А здесь что будет? Все равно есть люди, которые в душе игроки, а их 8% населения по статистике. Все равно есть, которые играют. Понятно, что на выходные они не смогут летать в тот же Краснодарский край, потому что, насколько я понимаю, это будет ближайшая к нам зона. Ближайшая резервация для игроков. Алексей Воронков: Либо Калининград. По билету, что до Краснодара, что до Калининграда одинаково по деньгам. Либо туда. Либо туда. Понятно, что в Приморский край ни кто не будет летать. Мария Митьшева: Ну, просто из Йошкар-Олы, это всегда на перекладных приходится добираться через Москву или, в лучшем случае, через Казань. Уйдет ли бизнес игорный в Йошкар-Оле в подполье? Алексей Воронков: Боюсь говорить насчет подполья. Наверное, нет. Потому что ни кто рисковать не хочет. Город маленький, любое подполье очень быстро вылезет наружу. По крайней мере, могу ответить за себя. Я в принципе не буду делать, потому что Парнас уже будет не такой, обороты будут меньше, а риск будет глобальный. Я думаю в последние 5 лет люди поняли, что шутить с власть, с органами МВД, лучше не надо. Всегда можно работать по закону и зарабатывать деньги. Если уж издали закон, мы будем подстраиваться. Что касается игроков, я думаю, что все вернется к ситуации 80-90 годов, когда, в принципе, еще не пахло казино, но, тем не менее, люди играли в туже свару, в тот же преферанс. Да будут большие ставки. Они будет также собираться кампаниями и играть между собой на деньги, потому что это в крови. А у них отняли. Каждую неделю ездить не будут. Раз, может два раза в месяц. Мария Митьшева. Будут квартирные междусобойчики. Алексей Воронков: Квартирные междусобойчики. Как это было, так и будет. Я не знаю, может кто-то у себя в квартире поставит казиношный стол, и своей кампанией будут играть. В принципе, я не думаю, что это запрещено законом, хотя могу ошибаться. Но все вернется к посиделкам и за рюмочкой коньяка разложить 100-200 тысяч. Мария Митьшева: Купленные столы все равно девать куда-то придется. Алексей Воронков: Вот в этом проблема. Вы не можете продать столы. У вас нет лицензии на торговлю игорным оборудованием. Она теперь больше не выдается. Свои столы мы сейчас выбросим. Либо договоримся с фирмой на утилизацию этих столов. Продать мы их не можем. Мария Митьшева: А списать? Поставить себе в квартиру? Алексей Воронков: И списать не можем. Потому что, извините, срок амортизации 10 лет. Вот 10 лет они должны быть у меня на фирме и каждый год я с них буду списывать часть амортизации. Никуда. Они будут лежать на складах. Выбросить я их не могу. Продать я их не могу. Пусть они лежат. Мария Митьшева: Т.е. насколько я понимаю, сейчас вы будете ждать неких подзаконных актов, которые определят, как же вам жить дальше. А есть надежда, что государство ваши затраты, если они каким-то образом доказаны, компенсирует? В принципе государство выдало вам лицензию и поставило в эту не очень хорошую ситуацию. Алексей Воронков: Нет. Надежды такой нет. Ни у меня, ни у любого здравомыслящего человека. Не было такого в практике, чтобы кому-то что-то когда-то компенсировали. Может, было, я не знаю, по крайней мере, говорю за себя. Суть в том, что в принципе, само законодательство, оно построено так и оно по моему, сугубо личному мнению, оно не должно было пройти ни один антимонопольный комитет. Потому что здесь вырубили под корень весь средний и мелкий бизнес. Оставили игорный бизнес для того, у кого есть капитал. Т.е. для крупных игроков. И если сейчас весь мелкий и средний бизнес Йошкар-Олы уйдет до 9 года, сюда придут крупные игроки. Ни о какой компенсации, нет. Мария Митьшева: Т.е. судиться с государством вы не будете. Алексей Воронков: Нет. Ни в коем случае. Потому что в практике судебной такого не было. Возьмите лето. Возьмите алкогольные лицензии. Люди заложили квартиры за кредиты, открыли маленькие ларечки, они закупили алкоголь, а им потом говорят, ребята, купите еще алкогольную лицензию за 100 тысяч. У них нет таких денег. Они ушли в кредит. Ни одному из предпринимателей, по крайней мере, РМЭ, государство не возместило, то, что они дали разрешение на открытие торговой точки, где они будут торговать алкоголем. У них ведь была лицензия, которую они купили за 1200 рублей. И эту лицензию им выдавали опять же на какой-то определенный срок. Но принят новый закон. Старый не действует. Платите 100 тысяч за новую лицензию. Т.е. мелкий бизнес, он убит. А, опять же мое сугубо личное мнение, любую экономику государства должен делать мелкий и средний бизнес. Только тогда большая часть населения нашей страны, хорошей и любимой, станет действительно богатой. Если будет развиваться мелкий и средний бизнес. Сейчас, после последних двух законодательств по алкоголю и игорному бизнесу, шансов нет. Мария Митьшева: По опросу ВЦИОМ 65% Россиян положительно относятся к запретительным мерам по отношению к игорному бизнесу. Так что с 1 июля 2009 года практически во всех городах России игорных заведений не будет. Возможно в Йошкар-Оле, по мнению нашего эксперта, это случится намного раньше – уже к середине этого года. С Вами была Мария Митьшева – всего доброго!
Рубрика: Экономика
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Республики Марий Эл?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт МариМедиа в закладки и следите за разделом Новости Йошкар-Олы и Марий Эл

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MariMedia.ru

Свяжитесь с нашей службой новостей по тел 8 (8362) 45-67-31 или напишите на no email

^