Новости

Новости культуры

17:24 2.09.2013

«Черные» кладоискатели копают под марийских археологов

«Археология занимается фактами. Не правдой. Если вы интересуетесь правдой, то класс философии доктора Тайри дальше по коридору. ... Забудьте все, что себе напридумывали о затерянных городах, экзотических путешествиях и откапывании мира. Мы не следуем по картам к захороненным сокровищам, и крест никогда, никогда не обозначает его».

 

(Индиана Джонс)

Не успевают профессионалы открыть и исследовать новое городище или селище, как по их следам тут же приходят «черные» археологи.

Профессия археолога известна давно и стала популярной еще в Древнем Риме и Греции, где исследовались каменный, железный и бронзовый века. Ученые того времени уже находили на раскопках архитектурные и другие памятники. Археология начала восприниматься как наука лишь в начале 19 века и дошла до наших дней. Археологи исследуют культуры разных эпох, в том числе и на территории республики Марий Эл — с 1956 года в Марийском научно-исследовательском институте им. В. М. Васильева под руководством доктора исторических наук и заведующего отделом археологии Валерия Никитина. В его коллективе трудятся шесть специалистов. Среди них: заместитель директора МарНИИЯЛИ им. В. М. Васильева, доктор исторических наук Татьяна Никитина, старший научный сотрудник отдела археологии, кандидат исторических наук Диана Ефремова и научный сотрудник отдела археологии, кандидат исторических наук Алексей Михеев.


По их словам, археология — профессия авантюрная, требующая хоть немного удачи и везения. Сегодня археологам приходится противостоять различным кладоискателям. Работать спокойно над изучением древних культур никак не получается, а чтобы «черные копатели» не наступали на пятки, приходится работать на опережение. Только если где-нибудь в Египте или Италии находят древнейшие гробницы, драгоценные саркофаги, то в нашем регионе поднимают на поверхность историю народа древних мари. Таинственные и загадочные находки средневековых марийцев впечатляют не меньше, чем мировые артефакты.

Татьяна Никитина:

ММ: Татьяна Багишевна, вы ездили в экспедицию в Нижегородскую область. Какие эксклюзивные открытия удалось сделать?

Т. Б.: В этом году Марийская археологическая экспедиция работала на территории Марий Эл, в пределах Нижегородской и Костромской областей. Цель наших поездок — изучить средневековую историю марийского народа.
В частности под Нижним Новгородом мы исследовали могильник 10 — 11 века. Памятник очень интересный, на сегодняшний день являющийся самым западным древнемарийским памятником. Он позволяет определить границы проживания марийского народа. Соответственно, содержит достоверную информацию о первых контактах марийцев с древнерусским населением.
Исследования проводились при поддержке Российского фонда гуманитарных исследований.
Извлеченные находки действительно раскрывают нам богатую марийскую культуру эпохи средневековья. Аналогичные памятники имеются на территориях Юринского, Килемарского районов, которые были изучены в 1970-е годы.

Диана Ефремова:

ММ: Диана Юрьевна, в каких направлениях работает ваш институт?

Д. Ю.: Мы проводим работу в двух направлениях. Первое — спасательные работы археологических памятников, в рамках республиканской целевой программы «Культурное наследие Республики Марий Эл на 2009 — 2013 годы» за счет средств регионального бюджета. Это программа нашего Министерства культуры, печати и по делам национальностей. В рамках этой программы изучается Барковское селище в Горномарийском районе. За три года археологи исследовали 358 квадратных метров.
Барковское селище — это деревня 13 — 15 веков, уникальный памятник Средневековья. Таких памятников в нашей республике не так много и в большей части они разрушены. Указанное селище очень хорошо сохранилось. Единственная проблема — сильно разрушается «черными» копателями.
Второе направление работы ведется в рамках хозяйственного землеосвоения — исследуются землеотводы для газопроводов, оптиковолокна и т. п. Проводим историко-культурную экспертизу, определяем границы археологических памятников. Для нас немаловажно, что в ходе этих работ мы имеем возможность выявлять новые памятники и сохранять историческое наследие марийского народа. Например, весной этого года в ходе проверки землеотвода для строительства автомобильной дороги к деревне Нижнее Сарлайкино был обнаружен курган, считавшийся до недавнего времени уничтоженным распашкой. В Моркинском районе возле деревни Изи Кугунур мы отвели дорогу от священной рощи (на фото — прим. ред.) и не позволили ее уничтожить.

ММ: Как глубоко приходится «опускаться» археологам на раскопках?

Д. Ю.: Все зависит от характера памятника. Вот, например, на ряде поселений культурный слой находится на поверхности. В этом и заключается опасность грабительских вкопов, потому что кладоискатели сразу врезаются в слой и начинают разрушать наследие. После этого мы, к сожалению, уже зачастую не видим границ построек.

ММ: Выходит, археологу мало найти. Необходимо еще и донести информацию в нужном виде. Вы сами составляете схемы, обрабатываете добытые экспонаты и собираете все в единую научную базу?

Д. Ю.: Конечно. Все археологи обязательно строго фиксируют слои и находки в них. В отличие от «черных» копателей, которые просто все разрушают. «Для чего нужна четкая фиксация?», — может подумать простой обыватель. Нам это позволяет в последующем сделать полную реконструкцию. Касательно, например, Барковского селища, более точно определить принципы устройства марийской усадьбы: где были расположены погреба, хозяйственные ямы, где стояло кудо, что позволит соотнести это с этнографией 19 века или сегодняшним днем, выяснить как меняется крестьянская усадьба. Таким образом, выстраивается целостная картина истории и культуры народа мари.

ММ: Были ли среди этих находок самые необычные, не характерные для нашей местности?

Д. Ю.: К примеру, Барковское селище интересно тем, что находится недалеко от устья Суры (на сегодняшний день место проживания русского населения), но при этом является марийским памятником. Однако, следует отметить, что материал Барковского селища показывает тесные контакты с русским населением. Например, недавно нами была обнаружена шпора на первый взгляд характерная для древнерусских всадников. Интересно то, что изготовлена она была местным населением без учета специфики — подвижного колеса на ее оконечности.
Все это подтверждает наши выводы, что при контакте с русским населением марийцы 13 — 15 веков могли перенимать некоторые предметы и использовать их в соответствии со своими традициями.

ММ: Кажется невозможным отличить простой русский глиняный горшок от марийского...

Д. Ю.: Отличие видно по тесту, из которого изготовлен сосуд, и орнаментации. У марийцев был свой особый рецепт «шамотной» глины (примеры древней марийской керамики можно увидеть на фото — прим. ред.).

ММ: Археологические раскопки ведутся исключительно силами МарНИИ?

Д. Ю.: Нет, нам помогают археологические отряды школьников. В частности, постоянно действующие воспитанники Люльпанского детского дома и отряд Емешевской школы Горномарийского района. Следует отметить, что у воспитанников детского дома появляется возможность адаптироваться в обществе через жизнь в археологическом лагере и общение с сельскими школьниками.

ММ: В чем интерес работы археолога?

Д. Ю.: Работа коллективная, очень сложная и рутинная, но интерес к ней все время подогревает любопытство, желание открыть новую страницу в истории. Приезжая на место, не знаешь что ты увидишь в раскопе. Можешь попасть на постройки, а может и нет. Здесь важно, насколько ты удачлив сам.
Вообще в археологии очень многое зависит от удачи. Поэтому, когда ежегодно 15 августа мы поздравляем друг друга с Днем археолога, всегда желаем удачи. Археология дама капризная — может подарить удачу, а может и забрать.
Безусловно, археологу требуются физические, туристические навыки и знания по обработке найденных экспонатов, в том числе способность нести большую ответственность.

ММ: Есть памятники, найденные за последние годы, которыми вы особо дорожите?

Д. Ю.: Для археолога не существует важных, дорогих сердцу или наиболее значимых памятников. Каждый для нас по-своему уникален. Все полученные сведения полезны для марийской истории, восстанавливаемой по крупицам. По сути, это история бесписьменного народа-«невидимки» в эпоху Средневековья, которую мы воссоздаем. Первые описания наших предков начинаются только с 18 века. Все остальное предшествующее время мари вроде бы существовали, а вроде бы и нет. Письменные свидетельства этого отсутствуют. Получается, единственная связующая нить — археология. Наша задача как раз в том, чтобы у народа появилась своя полная история.

Алексей Михеев:

ММ: Какие самые древние доказательства существования народа мари вам удалось раскопать?

А. В.: Мы проводили раскопки на Ардинском городище, расположенном в Килемарском районе в устье реки Арда. Исследовались оборонительные сооружения, чтобы получить дополнительный материал и получить подтверждения, насколько правы были наши предшественники. В итоге многие важные моменты были уточнены.
Например, установлено три слоя городища. Первый был создан в 7 в. до н. э. — об этом свидетельствуют вал и ров. На этом городище проживали древние финно-угорские племена. Но говорить, что это прямые предки древних марийских племен, не приходится. Скорее, предшественники.
В первом тысячелетии нашей эры появляются поселения мари с усиленной оборонительной системой — вал стал выше, а ров углублен. По радиусу построена бревенчатая стена. Из оружия мы находим копья, луки, стрелы, дротики и наконечники. Само городище занимало удобный мыс. Возможностей атаковать его было не много, рядом вода.
Еще через 500 лет местность была снова заселена потомками первых марийцев. Все это четко прослеживается при исследовании территории по вещевому материалу. Найдены несколько украшений: браслеты, подвески и предметы быта — ножи. Также обнаружена уникальная костяная подвеска в форме диска (уцелела его половина) с насечками по всей окружности. Что именно она означает пока выясняем.
В эпоху Средневековья встречаются фрагменты железной крицы, из которых получали металл. Что касается оборонительной системы, то появляются усовершенствованные железные метательные орудия. В 12 — 13 века бревна оборонительной стены с 10 сантиметров увеличиваются до 25.
К поздней эпохе на этом объекте можно отнести развитие керамической посуды.
Также имеется версия, что городище служило не местом для проживания и обоснования мари, а для защиты производственного центра, как основного богатства.

ММ: На этом городище тоже не обнаружены драгметаллы?

А. В.: Древнемарийское население больше ценило белые металлы — бронзу, олово и особенно серебро. Даже «куш мари» переводится, как белые марийцы. Согласно этнографии, делая жертвоприношения и не имея серебра, они предлагали богам под его видом серебряное олово.
Золото не пользовалось успехом, металл считался мягким и тяжелым. Серебро, наоборот, было в ходу. Из него делали монеты, при обжиге изготавливали достаточно прочную и легкую посуду.
Такие места тоже становятся объектами посягательств кладоискателей. Причем городищам везет больше, чем могильникам. Поэтому они разрушаются в меньшей степени.

Беседовала Диляра Белова

ИА «МариМедиа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Рубрика: Культура
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Республики Марий Эл?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт МариМедиа в закладки и следите за разделом Новости Йошкар-Олы и Марий Эл

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте MariMedia.ru

Свяжитесь с нашей службой новостей по тел 8 (8362) 45-67-31 или напишите на no email

^